Андрей Маниченко

"10 ЗАБЛУЖДЕНИЙ ОБ ОБУЧЕНИИ С ПЕЛЁНОК"

 

Могучая сила традиций

Заблуждение первое.Этим детям будет неинтересно в школе

Заблуждение второе. Раннее развитие лишает ребёнка детства

Заблуждение третье. Раннее развитие вредно для психики ребёнка

Заблуждение четвертое. Раннее развитие превращает детей в «ботаников»

Заблуждение пятое. Всему своё время

заблуждение шестое. С такими детьми никто не дружит

Заблуждение седьмое. Этим детям будет трудно во взрослой жизни

Заблуждение восьмое. Все гении – несчастные люди

Заблуждение девятое.Занимайся – не занимайся, а результат один

Заблуждение десятое.Раннее развитие требует много денег

Кто и почему против обучения с пелёнок (вместо заключения)


 

Могучая сила традиций

 

–...............
– А почему?
– А всегда так было

Из разговора

 

Об обучении с пелёнок заговорили сравнительно недавно. А любое новшество во все времена воспринималось неоднозначно. Что ни говори, а в любых традициях есть могучий аргумент в их пользу: «А всегда так было!»
И любая ступенька прогресса должна пройти определенный период борьбы за право на существование.
Все открытия и изобретения, которые в конце концов завоевали доверие человечества и вошли в повседневный обиход, неизменно проходили три стадии.

Стадия первая: «Этого не может быть!»

Именно таким восклицанием встретили 500 лет назад учение Коперника (1473 – 1543). Несколько столетий его труд «Об обращении небесных сфер» был под запретом католической церкви.
Галилея под страхом смерти заставили отречься от очевидного, а непокорного Джордано Бруно сожгли на костре.
Аргументация отрицания нового на этой стадии абсурдна: «Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда!»
Но для очень многих такой аргумент кажется весьма убедительным, и проходит длительное время, прежде чем наступает сомнение.

Стадия вторая: «Нет, в этом что-то есть…»

В этот период очевидность преимуществ нового всё больше завоёвывает сторонников, но это ещё не победа. До окончательного успеха может пройти весьма длительное время.

Стадия третья: «Как мы раньше без этого обходились!?»

Вот теперь, когда долгое сомнение перешло в абсолютное приятие, можно признать полную победу.
Но каким долгим может оказаться путь от абсолютного отрицания к всеобщему признанию!
Спустя 300 лет на той самой площади, где был сожжён Джордано Бруно, ему воздвигли памятник.

Только в 1828 году католическая церковь сняла запрет с труда Коперника «Об обращении небесных сфер» (1543).
По злой иронии, видимо, любая новая идея будет повторять судьбу Джордано Бруно: сначала сожгут, потом засомневаются (а правильно ли сделали?) и, наконец, пожалев и покаявшись, поставят памятник.
В наше время путь от первого неприятия («Этого не может быть!») до победного недоумения («Как мы раньше без этого обходились?!») не столь долгий, как раньше.

Первый автомобиль с паровым двигателем был сконструирован в 1770 году, а массовое автомобилестроение началось спустя полтора века.
Телевидение изобрели в конце XIXвека, а через 50 лет в нескольких странах началось регулярное телевещание. А сегодня мы и не помним, что двадцать лет назад переключали каналы плоскогубцами.

Компьютеры ещё быстрее, чем телевизоры, умудрились покорить мир, а всемирная паутина – окутать его.
Мобильная телефонизация произошла довольно стремительно и уже на наших глазах. Оглянуться не успели, как в кармане у каждого оказался мобильник.
Но если технические чудеса стали стремительно врываться в нашу жизнь, за 10 – 20 лет проходя путь от изобретения до массового внедрения, то с образованием дело обстоит совсем иначе.

В семь лет приходят дети в школу, а на парте у них – как и 500 лет назад – лежит букварь, который за эти столетия тоже мало чем изменился. А учителя начальных классов успокаивают родительское недоумение: «Неважно, что ваши дети уже умеют читать, они всё равно должны пройти букварный период, иначе будут неграмотно писать».

Стремительно наступило новое тысячелетие. В школу уже приходят дети, рождённые в XXIвеке, а сама школа не изменилась. Она осталась такой же, какой была несколько столетий назад. Менялись правители, менялась идеология, а школьный звонок так же отмеряет застывшее время урока, красные чернила так же нетерпимы к детским ошибкам, а менторский голос педагога так же пугает первоклассников: «Вы пришли в школу учиться, а учёба – это очень тяжёлый труд…» «Великая дидактика» Яна Амоса Коменского вот уже 400 лет безраздельно господствует в школьной системе.

Закончи фразу

 

«Побеждает не самый сильный и не самый умный, а тот, кто…»
1…………………………………………………….
2…………………………………………………….
3…………………………………………………….

Как на самом деле заканчивается эта фраза и кому она принадлежит – Вы узнаете, прочитав эту книгу до конца. А сейчас есть возможность проверить свою сообразительность. Попробуйте продолжить фразу, вписав в пустые строчки свои варианты.
Подсказка: имя этого величайшего ученого XIX века известно всем образованным людям.


«Обучение с пелёнок» - явление уже не молодое. Книга Глена Домана «Как научить ребенка читать» была опубликована в 1964 году, но «обучение с пелёнок» ещё 40 лет находилось на стадии «этого не может быть». И только с наступлением XXIвека началась вторая стадия: «Нет, в этом что-то есть».
Задача данной книги – как можно быстрее приблизить третью стадию. Показать несостоятельность опасений и надуманность многих традиционных заблуждений.
Не претендуя на роль оракула, обладающего истиной в последней инстанции, автор желает лишь одного: открыть глаза родителей на проблемы обучения с пелёнок и предоставить им самим сделать выводы.

Наверх


 

Заблуждение первое

 

Этим детям будет неинтересно в школе

 

Этот миф рождён школьными учителями, которым не нужны ни умные, ни глупые ученики. И те и другие являются источником многочисленных проблем. Педагогам нужны лишь воспитанники послушные. Только в этом случае можно быть спокойным за прохождение программы и сохранность школьного имущества.
Кто (отличники или двоечники) скучают на уроках, не хотят ходить в школу, сбегают с уроков, рисуют на партах и стенах, вырывают страницы с двойками из дневников и являются постоянной головной болью семьи и школы?

Кому же в храме науки неинтересно: успевающим или неуспевающим? Кто всё время стремится отсидеться «на камчатке»? Кто во время опроса прячет голову ниже парты? Кто дрожит перед каждой контрольной работой? Для кого директор школы – самое страшное пугало?
Часто, слушая воспоминания солидных людей о школьных годах, я удивляюсь типичности оценки: вот, мол, «научили меня читать очень рано, и в школе мне было неинтересно». Для кого-нибудь, наверное, открою секрет: эти люди лукавят. Когда они пришли в школу, у них уже был повод для гордости: они умели читать. А вот те ученики, которые пришли нечитающими, такого повода не имели и сразу же становились учениками второго сорта.

Мы все учились в школе и знаем, что троечники всегда остаются троечниками, и выбиться в отличники у них мало шансов. Переходя из класса в класс в соответствии со школьной вертикалью, армия троечников только пополняется, а группа отличников неуклонно тает.
По большому счёту, если рассматривать школу непредвзято, то там неинтересно всем: и отличниками, и двоечниками; и тем, с кем занимались с пелёнок; и тем, с кем вообще ничем не занимались до первого класса.
Школа была, есть и ещё долго будет инструментом подавления личности. «Не можешь – научим, не хочешь – заставим», - этот армейский лозунг касается и школы.

Но, справедливости ради, следует отметить, что в последние годы некоторые школы стали приобретать ярко выраженные черты индивидуальности. Появились лицеи и гимназии, школы с углубленным изучением ряда предметов и, пробивая преграды административно-чиновничьих структур, стали появляться школы частные. Кроме того, даже в обычных муниципальных школах во всех параллелях установилась строгая дифференциация классов. И в каждом городе родителям хорошо известен рейтинг образовательных учреждений.

Сейчас аргументом «этим детям будет неинтересно в школе» мало кого убедишь, поскольку родителям известно, что в престижные школы ребёнка невозможно записать, если он к моменту поступления не умеет бегло читать или не имеет выраженных способностей к математике.
Но миф «этим детям будет неинтересно в школе», тем не менее, муссируется родителями, видимо, в стремлении переложить всю ответственность на школу и тем самым оправдать свою бездеятельность.

История троих сыновей


Работая в школе, мы с женой видели, что большинству детей учеба даётся с трудом и никакие самоотверженные усилия педагогов не способны перевести двоечников в разряд успешных учеников. Поэтому раннему развитию наших сыновей мы всегда уделяли должное внимание.
Ни я, ни жена никогда не подвергали сомнению наш девиз: в раннем старте залог успеха. И каждый из троих сыновей буквально с пелёнок испытал на себе нашу родительскую одержимость ранним развитием.

Учёба сыновьям давалась легко. Я видел, что школьная программа им скучна, и откровенно считал, что если дать им волю, они с превеликим энтузиазмом покончат со школой раньше положенного срока. Но я ошибся.
В 1992 г. я работал завучем в средней школе и, готовясь к очередному педсовету, штудировал только что принятый Закон «Об образовании». Революционность этого документа меня поразила. На смену пресловутому всеобучу и единообразию пришли другие времена. Теперь наряду с государственными могли появляться и частные школы, а родители получили право переводить детей на семейное обучение и экстернат.
Обрадованный новой возможностью, я стал уговаривать старшего сына (он учился в 9 классе) перейти на домашнее обучение и пройти два класса за один год. Первоначально я думал, что уговорить его будет просто: учеба ему давалась легко, а серые школьные будни (я это видел) уже изрядно надоели. Но неожиданно для себя я столкнулся с твердым отказом. Мои уговоры были бесполезны. Его не прельщала перспектива закончить два класса за год, избавиться от скучных уроков, получить массу свободного времени и заняться любимым делом.

Убеждая сына, я выложил на стол все учебники за 9 класс и сказал: «Алеша, всё это ты можешь проштудировать за две недели и сдать экзамены! Какой смысл на протяжении двух лет слюнявить по несколько страничек каждый день?»
Алексей не спорил, он соглашался с тем, что любой из учебников мог бы одолеть за пару дней. Имея замечательную память и сообразительность, владея скорочтением, он был в состоянии без особого напряга пройти два класса за год, но наотрез от этого отказался.
Через два года он закончил школу с медалью, а затем друг за другом и три университета (два в России и один во Франции).
Перейти на домашнее обучение я предлагал и второму сыну, но так же безуспешно. Антон не блистал успеваемостью, как Алексей, но был ничуть не глупее.
Я прекрасно знаю, что школьные оценки зачастую отражают не уровень знаний, а степень исполнительности. С Антоном как раз этот случай. Он умудрялся учиться с тройками и получать призовые места на различных олимпиадах.

Уговаривая его на домашнее обучение, я надеялся, что в условиях экстерната он сможет сдать экзамены «на отлично» и закончить школу с медалью.
Антон имел независимый нрав и любил совершать экстравагантные поступки, поэтому я думал, что уговорить его посещать школу только на экзаменах будет нетрудно. Но я опять ошибся.
Осуществить идею с экстернатом удалось только с младшим сыном Александром, и то против его воли.
В жизни нашей семьи произошли большие перемены: мы открыли своё дело – Центр Раннего Развития. Работы было очень много. Организованные нами курсы для родителей пользовались большим успехом. Уставали все. Даже 10-летнему Саше приходилось выступать перед взрослой аудиторией с лекциями.
В связи с большой загруженностью мы были вынуждены сменить место жительства, перебравшись поближе к месту работы, и теперь возить ребёнка в родную школу было далеко и некому.

После небольшой административной проволочки (в Законе «Об образовании» прописано, а на практике этого ещё никто не делал) мне удалось перевести Александра на экстернат, и он за один год закончил 8-й и 9-й классы и сдал «на отлично» все экзамены. Помимо самостоятельной учебы в его обязанности входила работа лектора и педагога-консультанта, за что он получал заслуженную заработную плату и вполне серьёзно считал себя «младшим научным сотрудником» Центра Раннего Развития «УМНИЦА».

На следующий год по его настоянию мы вернули его в школу, записав в 10 класс, и дальнейшие два года он прошел в ногу с новыми одноклассниками, хотя был младше их на два-три года.


Историю своих сыновей я рассказываю в этой главе не из родительского тщеславия. Будь на то моя воля, я ни словом бы не обмолвился о них. Но у меня нет более весомых аргументов, чтобы развеять заблуждение многих родителей и педагогов в том, что детям, с кем рано начинают заниматься, будет потом неинтересно в школе.

Им интересно! Настолько интересно, что они не хотят её покидать, даже если им это разрешают, и выражают откровенный протест, когда их об этом просят.
Но самое удивительное в другом. Кому бы я ни рассказывал эту историю, никто даже приблизительно не смог определить главную причину, по которой все три сына наотрез отказывались перейти на домашнее обучение.

Победители и побеждённые


Дети ходят в школу не для того, чтобы изучать науки, и не потому, что считают, будто бы это им пригодится в жизни, и не потому, что так надо. Это мы, взрослые, каждый день выпинывая их вшколу, внушаем им эту глупость.
Если бы детям разрешили не ходить в школу, то большая часть школьников так бы и поступила.
Но есть некая группа учащихся, которая в школу ходить хочет. И не потому, что там товарищи, что существует некая потребность общения.
Главная причина в другом. У этих учеников именно в школе реализуется первостепенная человеческая потребность – потребность в признании.
Каждый человек на нашей планете мечтает стать победителем, а не побеждённым. И ученикам, которые день за днём переживают эмоциональное состояние победителя, в школе интересно.
Ведь они – призёры различных олимпиад и конкурсов, они – школьные знаменитости и всеобщие любимцы, они – «ходячие энциклопедии», знающие гораздо больше школьной программы, они – «умники и умницы».
Они не раз испытывали именно в школе сильнейшее эмоциональное потрясение звёздного часа, после которого человек становится другим, а его жизнь наполняется иным смыслом.

Покажи мне свой портфель


Интерес к школе соизмерим с величиной ученического портфеля. Попробуйте понаблюдать утром у школьного крыльца, как дети приходят в школу.
Задолго до первого звонка к школе торопятся ученики начальных классов под тяжестью громадных ранцев и рюкзаков. Постепенно поток малышей разбавляют ученики постарше. А перед самым звонком, а то и после, в школу, не торопясь, заходят старшеклассники. Их портфели самые лёгкие, а у некоторых школьных старожилов нет и таких. Только тоненькая папочка для бумаг или общая тетрадь под мышкой.

Помню, купили мы младшему сыну, ученику 5-го класса, большой школьный рюкзак. В нём было множество отделений и карманов, а самое главное, в нем было много места. Широкие мягкие лямки позволяли плечам выдержать нешуточную тяжесть, а удобная форма рюкзака не портила детской осанки.
Добротно и прочно сделанный, этот рюкзак верой и правдой прослужил сыну три года и с честью вынес экстремальные нагрузки. Мы даже брали его на туристические вылазки, поскольку его вместительность и прочность не уступала настоящему туристическому снаряжению.

Но вот беда: размер рюкзака был нешуточным поводом для семейных споров. Сын постоянно норовил засунуть в свою ученическую котомку помимо учебников ещё и дополнительную литературу. А это увесистые тома различных энциклопедий. И беда, если в один день в расписании значились история, биология, литература и география. Ребёнок впихивал столько томов энциклопедий, сколько позволяло пространство рюкзака. А сердобольная мама, уложив сына спать, потихоньку облегчала ученическую ношу.
Вытаскивая увесистые тома из детского портфеля, мама сокрушалась:
- И когда же этому вундеркинду надоест каждый день таскать в школу такую тяжесть?!

Наверх


 

Заблуждение второе

Раннее развитие лишает ребёнка детства

 

Этот миф упорно раздувается теми жалостливыми тётями, которые в своё время не наигрались в куклы. Они фанатично любят маленьких детей, недолюбливают подростков и презирают молодёжь. Как правило, эти тёти сами с трудом прошли горнило современной школы. Теперь они хотят, чтобы дети всегда оставались маленькими. Всеми силами они отодвигают «тяжелую» пору ученичества и лелеют детскую безмятежность.

В их представлении детская беззаботность – это самая счастливая пора жизни. И настолько самая счастливая, что её нужно растянуть на максимально длительный срок, а там… будь что будет.
Приверженцы этого заблуждения настоятельно Вам порекомендуют не отдавать ребёнка в школу раньше семи лет, а лучше – после восьми. Вот тогда, мол, Ваш ребёнок будет точно готов к школе и физически, и психически.
Давайте попробуем временно встать на сторону апологетов этой точки зрения и последовать их советам. Мы не будем «отбирать у ребёнка детство», обучая его с пелёнок, а предоставим ему возможность естественного и свободного развития.

А что это значит?
Что же такое это безмятежное и беззаботное детство?

Наверное то, что малыша не нужно пичкать иностранными языками, математикой, чтением и другими школьными премудростями. Кроху, видимо, нужно оставить в покое и следить лишь за тем, чтобы он был ухожен, сыт и здоров.

А развитие?

И развитие, конечно же, должно быть естественным. Достаточно создать ребёнку развивающую среду.
Что ж, приступим! Завалим детскую комнату игрушками (от погремушек до детских компьютеров). Следуя моде, все игрушки сейчас стали «развивающими», согласно аннотациям и сопроводительным инструкциям.

И что же?

Вы думаете, что ребенок будет на протяжении всего детства греметь погремушкой? Или собирать пирамидку?
Кстати, детей, собирающих пирамидку, я видел только на картинках.
Не любят почему-то наши дети раз за разом и изо дня в день методично снимать и снова надевать на палочку разноцветные колечки. Им хватает двух-трёх раз, чтобы разобраться в этом примитивном конструкторе и навсегда утратить к нему интерес. Дети крайне непоседливы. Их нервирует манеж своей ограниченностью. Они разбрасывают те игрушки, которые мы им постоянно покупаем, и требуют всё время какие-то новые. Они не хотят оставаться одни. Их трудно чем-то занять. Им постоянно что-то надо! Как же создать для них нужные условия, чтобы «не лишить их детства»?

А перед поступлением в школу встаёт ещё и другая проблема: подготовка и адаптация к новым учебным условиям.
Вот тут-то и начинаются настоящие проблемы. Эта адаптация у большинства первоклассников, чьё детство отличалось безмятежностью, так и не наступит ни в первом классе, ни в последующих.
Эта пресловутая адаптация может затянуться на всю школьную жизнь, но так и не наступить.
Если мозг не получал достаточной пищи для своего развития в раннем детстве, то в школьные годы восполнить упущенное невозможно. Всем известно: те, кто был троечником в первом классе, остаются троечниками навсегда.
Вспомните грустную шутку: голова может болеть только у того, у кого она есть. Так и с интеллектом: развивать можно то, что способно к развитию.
А безмятежный полёт младенческих лет рискует затянуться на всю оставшуюся жизнь. В этом случае любимая детская игра в куклы плавно переходит в воспитание своих, а если их нет, то чужих детей.

Да, малыши, как мы ежечасно убеждаемся, - очень деятельные натуры. И если детство отождествлять с беззаботностью, с бездельем, то сами дети своей гипер­ак­тивностью выражают протест такому подходу.
Развивающие занятия с пелёнок в этом случае дают ребёнку возможность удовлетворить ежеминутный познавательный голод. Поэтому активные занятия с момента рождения рассматриваются нами как естественная и необходимая потребность самих малышей.

Следовательно: лишение детей обучения с пелёнок – это не только лишение их юности и зрелости, но лишение, в первую очередь, детства.

На экзамене

Профессор:
- Что такое олигофрения?
Студент:
- Олигофрения – это детство, затянувшееся на всю жизнь.

Наверх


 

Заблуждение третье

 

Раннее развитие вредно для психики ребёнка

 

Бытует мнение, что избыток информации плохо сказывается на неокрепшей психике ребенка. Чрезмерные занятия способны вызвать плохой аппетит, тревожный сон, нервозность, раздражительность, плаксивость.
Если Вы с такими симптомами обратитесь к невропатологу, а он узнает, что малыша с пелёнок обучали математике, чтению, игре на скрипке, горным лыжам или плаванию, то его реакция может быть такой же, как у Фамусова: «Учёность – вот чума, учёность – вот причина…»

На бедных родителей обрушится волна негодования, их обвинят в элементарной безграмотности и припугнут, что если они немедленно не прекратят издеваться над ребёнком, то это может привести к фобиям и неврозам, заиканию и даже энурезу.
Естественно, что тут же ребёнку пропишут абсолютный покой, а родителям велят немедленно прекратить всякие занятия.
Но вот беда: если малыша лишить общения и ничем с ним не заниматься, строго оберегая его покой, то может развиться другое заболевание, именуемое задержкой психического развития (ЗПР). Обидно, что эта задержка, как правило, наступает на всю оставшуюся жизнь.

Да простят меня педагоги, врачи, психологи, психиатры, невропатологи, логопеды, дефектологи и все-все-все, в чей адрес я вольно или невольно бросаю камешки. Мной руководит не желание усомниться в профессионализме вышеперечисленных специалистов и не стремление подвергнуть критике достижения современной науки.
Я хочу обратить внимание на то обстоятельство, что подавляющее большинство ученых и специалистов различных областей тратят свои усилия не на развитие прогресса, а на подавление регресса, не на совершенствование того, что работает хорошо, а исправление того, что работает плохо.
Поясню это на примерах. Врачи львиную долю усилий тратят на лечение болезней, а не на профилактику, чтобы этих болезней не было бы вообще. Педагоги занимаются в основном с отстающими, а не с отличниками («Чего с ними заниматься: они и так успевают!»). Логопеды занимаются исправлением нарушений речи, психиатры – лечением психически больных и т.д. Предвижу недоумённые вопросы: «А чем же они ещё должны заниматься, как не этим?»

В медицине, в частности в психиатрии, существует понятие нормы и патологии. Отклонение от нормы – это и есть патология. Если людей распределить по интеллектуальным способностям, то 2% окажется слабоумных, 96% - нормальных и 2% - гениальных. Гении как и слабоумные оказываются патологией. Но вот парадокс: сотни тысяч специалистов занимаются со слабоумными, но никто не занимается с гениями.
Стремление «быть как все» свойственно не только большинству людей. Педагоги и врачи тоже стремятся всех людей сделать нормальными, т.е каждого подогнать под общие рамки (хлопот меньше!).
И только родители (и их желание понятно) стремятся своих детей сделать лучшими.
Честь и хвала таким родителям!
И пока специалисты ломают копья по поводу раннего развития, целенаправленные занятия с пелёнок неуклонно смещают вектор нормы в сторону гениальности.

Наверх


 

Заблуждение четвертое

 

Раннее развитие превращает детей в «ботаников»



Для тех, кто не знает: «ботаниками» на молодежном сленге называют отличников, бледных и хилых, как правило, с большими очками. Их ещё называют яйцеголовыми, четырехглазыми, зубрилками, синими чулками и тому подобными прозвищами.
«Ботаники» хорошо учатся, но плохо ориентируются в реалиях жизни и поэтому вызывают многочисленные насмешки окружающих.
«Ботаник» - это классический образ бледного и хилого отличника. Он, как правило не принимает участие в подвижных играх ровесников, освобождён от физкультуры и большую часть времени проводит наедине с толстыми энциклопедиями.
«Ботаники» сторонятся шумных мальчишек и предпочитают дружить с девочками. Они обычно стоят на учёте в многочисленных медицинских кабинетах, имеют букет хронических заболеваний, среди которых на первом месте сколиоз и глубокая близорукость.
Интересно происхождение этого прозвища.
Версия первая. Когда в школе закрепляли за каждым учеником общественную нагрузку, то из многочисленных поручений (староста, физорг, культорг, редколлегия и т.п.) «ботаники» выбирали живой уголок или обязанности цветовода.
Версия вторая. Эти дети, заражённые с младенчества неутолимой жаждой познания, не удовлетворены рамками школьной программы и хотят как можно больше знать об устройстве мироздания. Они посещают различные кружки, собирают коллекции минералов, жуков, бабочек, листиков и травинок.
Кстати, величайшие учёные и естествоиспытатели тоже грешили страстью к познанию мироустройства. С этих позиций к «ботаникам» можно смело отнести и Леонардо да Винчи, и Чарльза Дарвина, и Альберта Эйнштейна, и Менделеева и много-много других выдающихся учёных разных эпох и континентов.
Против детей-«ботаников» выступают обычно папы. Они считают, что физическое превосходство гораздо привлекательнее интеллектуального, и исповедуют простую формулу: «Сила есть – ума не надо».

Но последние достижения учёных говорят об обратном. В раннем детстве интеллектуальное и физическое развитие идут параллельно. Развивая ребенка физически, Вы тем самым стимулируете и развитие интеллекта. А развивая умственно, Вы стимулируете его и к физической активности.
Чем раньше ребёнок начнёт переворачиваться со спины на живот, садиться, ползать, ходить, тем интенсивнее у него будет развиваться мозг.
И, наоборот, чем активнее у ребёнка будет развиваться мозг, тем быстрее он овладеет всеми вышеперечисленными умениями, не говоря о развитии мелкой моторики.
Образ же бледного и хилого отличника уходит в прошлое. В школе, да и в вузе, стать отличником не сложно. Для этого не обязательно быть умным, достаточно быть исполнительным. Именно дисциплинированные «ботаники», которые способны высидеть шесть уроков подряд, и становятся худосочными отличниками.

По-настоящему же умные дети отличаются и хорошим физическим развитием.
Гармоничное развитие, о котором так долго рассуждали педагоги, возможно только при интенсивном развитии ума и тела, начиная буквально с пелёнок.
А детей в «ботаников» превращает не раннее развитие, а его отсутствие.

Наверх


 

Заблуждение пятое

 

Всему своё время

 

В «Медицинской карте» пытаюсь разобрать корявый трудночитаемый медицинский почерк: «Немедленно прекратить учить ребёнка читать».
Эту «Медицинскую карту» трёхлетнего Димы специально принесла из поликлиники его мама, чтобы показать мне. Мама Димы проходила обучение в Центре «УМНИЦА» и вот уже два года успешно занималась с ребёнком по нашей программе «Читаем с пелёнок». Дима к трём годам уже вышел в самостоятельное осознанное чтение, читал бегло, но большей частью «про себя», как его и учили. Вслух Дима читал неохотно, поскольку сам процесс говорения давался ему с трудом, что и побудило родителей обратиться к логопеду.

Логопед, не особо вникая, по какой методике ребёнка учили читать, только услышав о чтении, сразу изрёк, что занятия нужно «немедленно прекратить», что сначала ребёнка нужно научить правильно говорить и только после этого его можно учить читать.

Аргументация логопеда была железной: «Всему своё время».
К такой аргументации прибегают и учителя начальных классов: «Не учите читать до школы – всему своё время». Этот аргумент приводят и воспитатели детских садов, которые видят свою миссию в охране детства от посягательств неграмотных родителей.
Интересно, что этот аргумент можно прицепить к любому утверждению. А если кому-то он покажется малоубедительным и вспыхнет вопрос: «А почему?», то вместо вразумительного ответа может последовать другой вопрос: «А зачем это надо?!» Почему же нельзя учить читать до школы?
Почему нельзя раньше, чем ребёнок научится правильно говорить?
Потому что, нарушив привычную последовательность воспитания и обучения, родители лишат кого-то работы? Или осложнят чьё-то существование?
Я восхищаюсь теми родителями, чья беззаветная любовь к детям выражена активной позицией по обучению их с пелёнок.

Если в раннем детстве (и только тогда!) можно заложить фундамент как гениальности, так и олигофрении, то почему родители должны ждать, когда «придёт время» вечно отстающей официальной педагогики?
И я скорее соглашусь с формулировкой «Всему своё время», чем опровергну её. С той лишь разницей, что своевременное обучение – это только обучение с пелёнок.
Особой дискуссии о своевременности обучения подвергается изучение иностранных языков. Когда начинать? Сразу после рождения? В детском саду? В первом классе? Или всё же в пятом?

История этого вопроса долгая.
В России, начиная с XVII века, дворяне, не особо знакомые с педагогическими премудростями, поступали просто: приставляли к младенцу иностранца, не знавшего русского языка. И всё происходило само собой. Француз, немец или англичанин (а иногда и все вместе) не могли выучить русского и вынуждены были общаться только на своём родном языке. Все дети без проблем обучались иноземным языкам, поскольку и родной язык в младенчестве – это язык иностранный.

После революции перед страной стояла задача добиться всеобщей грамотности. Тут уж было не до заморских языков, родной бы выучить.
Почти до конца XX века в российских школах второй язык изучался с пятого класса. В эпоху «железного занавеса» государству были не нужны граждане, хорошо владеющие буржуазными языками.
Но лёд тронулся! В некоторых школах иностранные языки начали изучать со второго класса, в некоторых – с первого, а кое-где робко пробуют в детских садах.
Если девиз «Всему своё время» прицепить к изучению второго языка, то, действительно, когда же это время будет оптимальным? После хорошего овладения родным языком? Или всё же с рождения?
А почему у ребёнка не может сформироваться несколько родных языков?
Все мы в детстве, как инопланетяне, осваивали человеческий язык. Наш мозг проделал гениальнейшую работу в этом познании, но мы, к величайшему сожалению, этого не помним (во время интенсивного роста мозга долговременная память малыша не работает).

Мы не помним, как научились ходить.
Мы не помним, как научились говорить.

Тем более, мы не помним, как научились понимать человеческую речь. Мы вообще не помним своё раннее детство и ничего не можем сказать о становлении своего сознания.
Наверное, поэтому педагоги всего мира так долго не решаются признать, что интенсивное обучение нужно начинать с пелёнок, когда и происходит формирование гениальных способностей. А не тогда, когда мозг заканчивает своё развитие, и интеллектуальные способности остаются на застывшем уровне.
Как говорится: «Всему своё время»…

Наверх


 

Заблуждение шестое

 

С этими детьми никто не дружит

 

Высокий интеллект и коммуникативные склонности не одно и то же.
Люди, лёгкие в общении, встречаются и среди умных, и среди глупых. Нелюдимов тоже можно увидеть по любую сторону баррикад.
Но среди умных гораздо чаще находятся приятные собеседники, с которыми легко общаться и с которыми могут быстро завязаться дружеские отношения.
Попробуйте непредвзято оглянуться вокруг, вспомнить свои школьные годы и посчитать, сколько Вы знаете умных и сколько глупых людей, с кем никто не дружил.
Я пробовал считать, и у меня получается, что проблемы общения испытывали и те, и другие. Встречаются отличники, с кем никто не дружит, и они прозябают в своей скорлупе одиночества, лишенные «роскоши человеческого общения».

Встречаются и серенькие троечники, которых если и не окажется в классе, то никто и не заметит. А если исчезнут, то никто и не вспомнит.
Но люди, которые являются душой компании и у которых много друзей, - эти люди всегда из числа неординарных.
Коммуникативные качества личности формируются в детстве и зависят от многих составляющих.
Во-первых, все дети рождаются махровыми эгоистами.

Да-да! Если бы это не было так, мы бы просто не выжили как биологический вид. Инстинкт самосохранения, который присущ любому новорожденному, не способствует формированию чувства товарищества.
Наблюдал, как два воспитанных карапуза подрались из-за одной игрушки.

- Дай мне, пожалуйста! – пыхтел один и что есть сил вырывал у другого вожделённый предмет.
- Нет, дай мне, пожалуйста! – настаивал его оппонент, и с таким же упорством выковыривал игрушку в свою пользу.
И каждый малыш думал, что его «пожалуйста» волшебнее, чем у другого.

Во-вторых, большое значение имеет среда, в которой растёт малыш. Если его окружают доброжелательные люди, в семье никто не ссорится и никто ни на кого не кричит, то у ребёнка будет снижено чувство опасности и он не испугается, оставшись с незнакомыми людьми в нештатной ситуации. Если мама – натура открытая, имеет много подруг и приветлива со всеми, то и у ребёнка не будет проблем в общении.

А ежели мама сама чрезвычайно тревожна, во всех незнакомцах видит опасность, вздрагивает при каждом звонке и стесняется лишний раз о чём-либо попросить незнакомца, наседая лишь на своего мужа, то таким же тяжёлым на контакт будет и ребёнок.

Совет 1-й

Жадность, эгоизм, трусость в общении и неумение завоёвывать друзей старайтесь компенсировать своей сознательной и последовательной воспитательной политикой.
Как?
Очень просто! Моделируйте такие ситуации, в которых Ваш ребёнок будет испытывать радость от того, что кому-то сделал хорошо.
Проще говоря, учите ребёнка дарить подарки и, главное, испытывать от этого искреннюю радость.

Совет 2-й

Убедите сначала себя, всех своих домашних, в том числе бабушек и дедушек, что не только Ваш ребёнок, а вообще все дети хорошие.
И если Ваше чадо в слезах будет жаловаться на каких-то детей, которые отобрали песочный совок или мячик, то
1) не поддавайтесь на провокацию и не вздумайте куда-то бежать и кого-то ругать;
< 2) скажите своему эгоисту, что он сам виноват; это он должен был предложить другим детям поиграть своим мячиком.

Кому дать сдачу?



Учился в нашей школе пятиклассник Женя Марысев. Мальчишка как мальчишка – ничего особенного. И учился неплохо. Но вот какая беда: его постоянно все колотили. Драки вспыхивали каждый день и почти на каждой перемене. Мальчишка оказался отвергнутый всеми. Никто не хотел с ним дружить, сидеть за одной партой, быть в одной команде, вместе дежурить и, вообще, находиться с ним рядом.
Мы перевели Марысева в параллельный класс, где была хорошая доброжелательная обстановка и дружный коллектив. Сначала всё было хорошо, но через некоторое время новенького стали бить и там. Наши педагогические беседы с мальчишками ничего не проясняли. Все соглашались, что драться – это плохо, но драки продолжались.
Каждый день Марысев приходил в школу чистенький и опрятный, а уходил с оторванными пуговицами, помятый, грязный, а иногда с разбитой губой или носом.
Семья у Марысева была благополучной, мама всегда присутствовала на родительских собраниях, охотно предлагала свою помощь в проведении различным мероприятий и, вообще, отличалась активной позицией.
Когда же мы всё-таки выяснили причину драк, то удивились сами. Оказалось, всё дело было в маме, которая стремилась воспитать из мальчика настоящего мужчину и с младенчества внушала сыну: «Умей дать сдачу!»

И вот Женя так преуспел в этой науке, что любой косой взгляд в свою сторону воспринимал за оскорбление и немедленно давал сдачи.
А поскольку в детском коллективе нештатные ситуации возникают постоянно, а правила этикета ещё не сформированы, то поводов дать сдачу сколько угодно.
Умение постоять за себя, которое мама стремилась воспитать у сына, Женя усвоил в полной мере и на всю жизнь лишился друзей.


Помните: когда Вы внушаете ребёнку мысль, что все дети хорошие, а не плохие, и разрешаете играть со всеми, - этим самым Вы формируете умение жить среди людей и завоёвывать друзей. И многочисленные друзья Вашего ребёнка в этом случае всегда будут ему отводить роль лидера.
А если Вы после любой жалобы своего ябеды будете грудью вставать на его защиту, безапелляционно обвиняя его обидчиков, то Вы сформируете у ребенка недоверчивость и подозрительность, и от него все отвернутся, лишив его возможности завязать с кем-либо дружеские отношения.
Более того, если Вы, не особо вникая в суть детских конфликтов, будете поощрять агрессию ребенка назиданием «Умей дать сдачу», то у Вашего ребёнка всегда будут большие проблемы в любом коллективе.

И обучение с пелёнок здесь абсолютно ни при чём!

Наверх


 

Заблуждение седьмое

 

Этим детям будет трудно во взрослой жизни

 

Горе от ума, или Тень Грибоедова

Во многом знании многие печали

Из Экклезиаста

Меньше знаешь – лучше спишь

Поговорка

 

Александр Сергеевич Грибоедов сам не подозревал, на какую убедительность придал широкому распространенному мнению, что дуракам жить проще.
Как много в мире людей, готовых поддержать этот тезис!
Даже я, страстный поборник обучения с пелёнок, должен признать, что издревле ум и глупость находятся в непримиримом антагонизме. Вековая борьба между ними идёт с переменным успехом и, видимо, никогда не кончится.
Если вопрос «Кому на Руси жить хорошо?» поставить ребром между глупцами и умницами, то многие, надо это признать, согласятся с тем, что у дураков проблем меньше.
Я тоже готов признать правоту большинства и вычеркнуть данную главу из книги как не соответствующую теме, если бы не одно обстоятельство: ни один умный человек, ни за что на свете не пожелал бы лишиться своего сокровища - ума.

Не дай мне бог сойти с ума.
Нет, лучше посох и сума;
Нет, легче труд и глад…

И, наоборот, многие глупцы, подобно Страшиле из детской сказки, готовы пройти полмира, чтобы попросить у волшебника Гудвина хоть немного мозгов.
Великий поэт Александр Сергеевич Пушкин, своим творчеством перешагнувший эпохи, но на протяжении жизни постоянно окружаемый глупцами и не раз доводимый ими до отчаяния, предпочёл «посох и суму… труд и глад» перспективе «сойти с ума».
«Меньше знаешь – крепче спишь» - эта поговорка в последнее время приобрела оттенок криминального назидания. Когда на экранах сплошные боевики и детективы, то знание и незнание невольно ассоциируется с опасностью. А если в поговорке заменить слова («Много знаешь – плохо спишь»), то в первоначальном назидании уже отчетливо слышится угроза.
Но если криминальный оттенок поговорки отбросить и вникнуть в её истинный смысл, то прямо пропорциональная зависимость между знанием-незнанием и человеческими треволнениями становится более очевидной.
Так всем известно, что люди со сниженным интеллектуальным потенциалом более уравновешены, спокойны, консервативны. Им мало надо. Их спящий мозг не был разбужен в детстве, и теперь на всю оставшуюся жизнь не будет создавать им особых хлопот.

Но если мозг ребёнка разбудить с пелёнок активными обучающими программами, то дальнейшая жизнь будет наполнена активной деятельностью и лишена покоя. Выбор всегда остаётся за родителями. Подарив ребёнку жизнь, Вы в ответе и за его будущее. Какое оно будет: спящим или разбуженным, прозябающим или активным, лёгким или трудным?

Наверх


 

Заблуждение восьмое

 

Все гении - несчастные люди

 

Олигофрен против гения

С точки зрения закона о нормальном распределении случайных величин гений, как и олигофрен, является отклонением от нормы. У одного отклонение в плюс, у другого — в минус; один знает много, другой — ничего; один умный, другой — нет. Кто же из них счастлив?
Вопрос опять оказался философским. Что такое счастье и кого можно считать счастливым человеком?

Кому отмерено счастья больше: олигофрену или гению?

Ещё в старину юродивых называли блаженными (от слова благо). Они ближе к Богу, они счастливчики, они уже в раю. Стремление к забвению как одной из форм счастья при трезвом размышлении кажется абсурдным. И, тем не менее, значительная часть как наших предков, так и наших современников желаемое счастье отождествляет с психотропным воздействием никотина, алкоголя, наркотиков и прочего дурмана, в результате которого наступает безумие и забвение.
Давайте попробуем провести ось и на разных её полюсах отметим счастье и несчастье:

несчастье                 счастье
      -                              +
  _________________________

Естественно, что несчастье отождествляется с минусом, а счастье — с плюсом.

Теперь давайте проведём ещё одну ось и пометим на разных полюсах ум и безумие. Но на каком полюсе, положительном или отрицательном, надо поместить ум, а на каком — безумие?

Если предположить, что «все гении — несчастные люди», то корреляция двух осей будет такая:

несчастье                 счастье
      -                              +
  _________________________

    ум                        безумие

То есть ум и несчастье будут находиться на полюсе «минус», а счастье и безумие — на полюсе «плюс».
Но что-то во мне никак не может согласиться поместить ум на отрицательный полюс, а безумие — на положительный.

Предвижу обвинения со всех сторон:

– Не надо впадать в крайность! Истина, мол, всегда находится посредине.
Но я почему-то не хочу довольствоваться золотой серединой, а упрямо ставлю знак равенства между счастьем и умом, а не между счастьем и безумием.

«Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать»

Интересна история этих слов. Сохранились черновики А.С.Пушкина, отражающие напряженную работу поэта над этим стихотворением и в частности над этой строкой.
Действительно, ради чего «я жить хочу»?
Если «человек рождён для счастья», то как это счастье понимает каждый из нас? И как понимает поэт? 8 сентября 1830 года, в начале болдинской осени, поэт сочинил одно из лучших своих стихотворений:

Безумных лет угасшее веселье
Мне тяжело, как смутное похмелье.
Но, как вино, - печаль минувших дней
В моей душе чем старе, тем сильней
Мой путь уныл. Сулит мне труд и горе
Грядущего волнуемое море

Но не хочу, о други, умирать;
Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать
И ведаю, мне будут наслажденья
Меж горестей, забот и треволненья:
Порой опять гармонией упьюсь,
Над вымыслом слезами обольюсь.
И может быть - на мой закат печальный
Блеснет любовь улыбкою прощальной



Первоначально 7-я и 8-я строки читались:

Но не хочу, о други, умирать;
Я жить хочу, чтоб мыслить и мечтать...



Затем поэт поправил: он заменил мечтать на страдать!

Жить, «чтоб мыслить и страдать»!

Что мы можем возразить поэту?

Более того, возьму на себя непростительную дерзость сказать, что если бы этих слов не написал Пушкин, то их бы написал…
…кто-нибудь их бы написал.

Нет-нет, да приходится слышать, что «все гении – несчастные люди». Приводят примеры: Джордано Бруно, Галилей, Пушкин, Лермонтов, Есенин, Маяковский и т.д. Одних сожгли на костре, других убили на дуэли, кто-то покончил с собой, а кому-то помогли и т.д. и т.п.
И если считать судьбу А.С.Пушкина несчастной, то как расценить возглас Сергея Есенина, полный благоговейного восхищения, о трагически погибшем 37-летнем поэте:

Я умер бы сейчас от счастья,
Сподобленный такой судьбе!


Есенин погиб ещё раньше, в возрасте тридцати лет. Но на его могиле даже зимой ни на один день не исчезают живые цветы.
А готовы ли мы, родители, подарить нашим детям счастье такой же судьбы?

Наверх


 

Заблуждение девятое

 

Занимайся – не занимайся, а результат один

 

Наличие или отсутствие в биографии каждого из нас обучения с пелёнок даёт возможность всем делать выводы. И разные мнения сыплются со всех сторон:

– Вот меня ничему до школы не учили: ни читать, ни писать. И что? Нормальным человеком вырос! — слышится с одной стороны.
– А наши-то своего в два года читать-считать на- учили. И что? Пошёл в школу — и всё сначала! «Это не умеет», «этого не знает», — раздаётся с другой стороны.
– А у меня невестка (золовка, соседка, подруга…) учила своего, учила, сама курсы какие-то посещала, а всё без толку: ребёнок только в три года говорить начал, — доносится с третьей стороны.
– Учи — не учи, а кому что на роду написано, то и будет, — поучают с четвёртой.

Так надо ли тратить время и силы на обучение с пелёнок, если результат сомнителен?

Легенда о Михайло Ломоносове


Противники раннего развития часто приводят в пример судьбу Михайло Ломоносова.
Причём тут обучение с пелёнок, если великий Ломоносов начал учиться только в 19 лет?!
Родительский фатализм (что кому на роду написано) выглядит оправданием свободного воспитания. На самом деле – это оправдание отсутствия какого бы то ни было воспитания и стремление переложить всю ответственность на школу.
Да, жизнь и судьба Ломоносова необычна.
Первый русский учёный-энциклопедист с мировым именем, основоположник российской науки, основатель первого университета в России начал своё обучение на двадцатом году жизни.
Так гласит легенда.
Будущий великий учёный пришёл в Москву из Архангельской губернии в лаптях. Он пришёл учиться, и было ему 19 лет.
И если предположить, что действительно до 19 лет будущий учёный не умел ни читать, ни писать, то и это не опровергает общее правило о важности раннего обучения, а подтверждает его!
Ибо, как известно, нет правил без исключений. А если есть исключение из правила, то, значит, существует и само правило.
Случай с Ломоносовым, действительно, уникален.
Но давайте отбросим слепое преклонение перед легендарной личностью и обратимся к голым фактам.
Во-первых, Ломоносов не был крепостным и происходил из семьи зажиточного крестьянина, занимавшимся рыбным промыслом, а его мать была дочерью дьякона.
Во-вторых, архангельские поморы в те времена отличались грамотностью, занимались кораблестроением, выходили далеко в море, были знакомы с навигацией, астрономией и другими науками.
В-третьих, Ломоносов пришёл в Москву не безграмотным. Он отправился в столицу за высшим образованием, как сказали бы сейчас. И в 19 лет он поступил не в начальную школу, а в Московскую славяно-греко-латинскую академию, где проучился пять лет и в числе троих лучших выпускников был отправлен Академией Наук в Германию для продолжения обучения.
Крайне важным для нас является и тот факт, что Михаила Ломоносова ещё в раннем детстве научила читать его мать, которая сама умерла очень рано. Именно она, дочь дьякона, привила своему младенцу охоту к чтению. А поморы-старообрядцы продолжили образование будущего ученого. «Вратами учености» называл Ломоносов любимые книги детства: «Грамматику» Смотрицкого, «Арифметику» Магницкого, «Стихотворную Псалтырь» Симеона Полоцкого.
И в 19 лет Михаил Васильевич Ломоносов шёл в Москву не учиться читать, как почему-то многие считают, а для того, чтобы «самому делать науки».

Результат есть всегда!

И результат будет всегда!

Но когда Вы занимаетесь со своим ребёнком с пелёнок — результат один, а когда Вы не занимаетесь с ним — результат другой.
Если за всходами не ухаживать — они засохнут.

Наверх


 

Заблуждение десятое

 

Раннее развитие требует много денег

 

Много денег требуют дорогие игрушки, автомобили, коттеджи, отдых на швейцарских курортах, платное обучение в престижных вузах, как отечественных, так и, тем более, зарубежных.
А раннее обучение требует только желания родителей уделять своим детям больше внимания.
И чем больше внимания Вы сможете уделить своему ребёнку, когда он ещё совсем мал, тем больше будет отдача и экономическая, и моральная.
Умные дети легко учатся, им не нужно нанимать репетиторов, чтобы подтянуть их по каким-либо предметам. Они легко поступают в вузы, заканчивают по несколько факультетов, находят своё призвание, благополучно устраиваются в жизни, достойно обеспечивают свою семью и, что тоже немаловажно, Вашу старость.

Кроме того, Ваши занятия с ребенком, когда он ещё в пелёнках, формируют необычайно тёплые отношения между вами. Эти отношения способны продлиться всю жизнь. И Ваш ребёнок будет всегда Вам благодарен не просто за сам факт своего рождения, а за то, что благодаря именно Вашему вниманию и терпению он сформировался в высокоинтеллектуальную и духовную личность.

«Я с вашего бюджета слезаю…»



1993 год для нашей страны и для нашей семьи был особенным.
Бешеная инфляция набирала обороты, и мы с женой, два школьных учителя, уже несколько месяцев не получали зарплату. Рухнули все идеалы, отчаянность и безысходность. Как одеть-обуть и прокормить троих сыновей, а старшего Алексея, который в этом году стал студентом-первокурсником, ещё и достойно собрать в университет? Денег не было.
И вот наш студент говорит:
- Мама, папа, я с вашего бюджета слезаю…
До гробовой доски не забуду этого дня! Случилось то, чего мы с женой не ждали. Во всяком случае, мы не думали, что это случится так быстро. Наш сын не просто вырос, он стал самостоятельным. Он нашёл репетиторство и давал уроки английского языка, за что имел заработную плату большую, чем моя и жены вместе взятая.
Наш сын не просто повзрослел и стал экономически независим. Он стал нашей опорой. Через три года, когда стал студентом Антон, то старший брат все заботы по его содержанию взял на себя и в течение нескольких лет полностью его одевал и кормил, пока тот не стал зарабатывать сам.
Мы с женой имели возможность много раз убедиться в том, что все затраты на раннее развитие детей очень быстро и с лихвой окупаются. Да и затраты, они больше моральные, чем материальные. Ведь когда в нашей семье появился первый, мы с женой ещё были студентами третьего курса.
Спустя двадцать с лишним лет на третьем курсе учился наш сын Антон. Одним из первых он откликнулся на затею создать Центр Раннего Развития «УМНИЦА», вызвался оказать посильную помощь, ради чего специально поступил на второй факультет.
Успевая работать и учиться сразу на двух факультетах, он сумел превратить наше крохотное предприятие в мощный корабль.
«Я с вашего бюджета слезаю», - Антон сказал, будучи студентом третьего курса.
Сейчас наш семейный бюджет, благодаря его, Антона, стараниям, увеличился в сотни раз.


«Эти дети могут вас разорить», -
такую фразу я произносил на лекциях, когда родители интересовались негативной стороной обучения с пелёнок. «Да, - говорил я, - как только вы научите своего малыша читать, считать, познакомите его с множеством энциклопедических фактов, этим самым вы сформируете у него качественно новый мозг, который теперь не сможет находиться в информационном голоде. Мозг малыша будет постоянно требовать новой и новой информации. Насытить его будет невозможно. И ребёнок начнёт разорять родителей на книгах, которых ему потребуется великое множество. Закономерность проста: чем больше вы будете покупать книг, тем больше вашему малышу будет надо. Юному интеллектуалу очень рано потребуется компьютер, выход в Интернет. Разбуженный мозг не сможет вернуться к полудрёме «олигофрена».

Плач по семиотике



Кто провел не одну бессонную ночь над книгой, поливая её слезами, тот знает, какую неограниченную власть над человеком может она иметь. Но то, что можно плакать о непрочитанной книге, я узнал совсем неожиданно для себя.
В нашей семье был заведён обычай: часть каждой зарплаты тратить на покупку книг. Когда младший сын пошёл в школу, мы рискнули позволить ему самому покупать себе книги.
Каждый поход по книжным магазинам был праздником. Мы определяли лишь сумму денег, на которую Саша мог рассчитывать, и отпускали его в книжное море, по-родительски оберегая среди взрослой толпы книголюбов.

В одно такое воскресенье, уже истратив положенную сумму, мы вышли из книжного супермаркета с большим пакетом интересного чтива. На всякий случай забрели ещё на книжный развал, и тут сын наткнулся на трёхтомник по семиотике. Глаза его засверкали, он лихорадочно перелистывал том за томом, и было видно невооруженным глазом, что его давняя страсть к семиотике была вознаграждена уникальной находкой.
Сын умоляющими глазами смотрел на нас, пытаясь разжалобить на внеплановые расходы, но мы с женой лишь улыбнулись и развели руками, дескать всё: деньги уже потрачены.
До следующего книжного похода ребёнок без конца бредил о заветном трёхтомнике. И вот счастливый день настал.
Когда мы прибыли на место, сын сразу же бросился к знакомому букинисту и убедился, что книги по семиотике в наличии (за две прошедшие недели никто на них так и не позарился!)
Но Саша не купил эти книги сразу, он оставил их на десерт и стал бродить по книжным рядам, интересуясь новинками. Купив две или три книги, он наконец решил сделать заключительную и долгожданную покупку.
Саша хорошо ориентировался в ценах на книги и был вполне уверен, что денег на трёхтомник у него хватит. Но издание оказалось очень редким и букинист запросил достойную плату.
Саша так расстроился, что уже потратил часть денег и теперь не может приобрести по-настоящему ценное издание!
Обескураженный, он попробовал договориться с букинистом, но тот отказался уступить в цене, тем более, продавать серию по частям.
Мы с женой стояли в сторонке и, переживая за сына, наблюдали эту волнующую картину.
Вот сын медленно повернулся и, спотыкаясь, побрёл в неопределённом направлении. У него вздрагивали плечи, а по лицу текли слёзы.
У меня ёкнуло сердце, комок подступил к горлу. Я посмотрел на жену: её лицо было мокрым, а испуганный взгляд умолял потратить заначку на несчасатную семиотику для сына.
Но в этот момент мне показалось более важным воспитать в маленьком мужчине умение «держать удар», и я наотрез отказался.
Через две недели траура мы вновь подъезжали к знакомому месту. Выйдя из машины, Саша прямиком направился к никому не нужному трёхтомнику, молча расплатился с букинистом и сразу вернулся в машину, впервые в жизни не совершив круг по книжным рядам.
Двухнедельное молчание продлилось ещё два дня и было нарушено только тогда, когда каждая страница трёхтомника была любовно прочитана восьмилетним фанатом семиотики.


Да, пожалуй, такие дети могут и разорить», - думал я, ещё долго вспоминая вздрагивающие детские плечи, два заплаканных лица и застрявший в горле комок.

Наверх


 

Кто и почему против обучения с пелёнок
(вместо заключения)

 

Что станет говорить княгиня Марья Алексеевна?» – этими словами заканчивается последний монолог Фамусова, обеспокоенного не сутью случившегося, тем, как это оценит авторитетнейшая в Москве личность: княгиня Марья Алексеевна.
Подобно Фамусову, многие родители, не доверяя своему мнению, постараются услышать об обучении с пелёнок из авторитетных уст «независимых экспертов».
Не рискуя сильно ошибиться, поскольку сам не раз был участником многочисленных дискуссий по этому поводу, приведу здесь типичные высказывания.

Что скажут ярые противники раннего развития?

– А зачем это надо?!

-Да, можно годовалого ребёнка научить нажимать кнопки компьютера, но зачем это надо?!

– Да, можно с пелёнок учить читать, но зачем?!

– Вам зачем это надо?!

Эти однообразные реплики лишены каких-либо аргументов и принадлежат тем, кто все ваши объяснения будет отметать своим настырным и безапелляционным «а зачем это надо».
Им бесполезно что-либо объяснять, они не способны вникнуть в ваши доводы. Этих людей лучше всего оставить в покое, по-скольку их позиция проста и понятна: «Перестаньте мутить воду, и пусть всё останется как есть».

Что скажет психолог?

– Развитие должно быть своевременным. Значительная задержка в развитии свидетельствует о наличии одних проблем, а опережение в развитии спровоцирует появление других.

Да, для психолога, психиатра, невропатолога любое отклонение от нормы порождает пациента. Поэтому понятно настойчивое желание всех подогнать под общие рамки.
Отрадно, что есть люди, которые не хотят раствориться в общей массе и стать «как все».

Что скажет логопед?

– Только после формирования у ребёнка фонематического слуха возможно его обучение чтению.
Логопед абсолютно прав, если речь идёт об обучении по традиционной методике (от буквы). Но если малыша учить читать по кубикам Зайцева, то у него фонематический слух сформируется раньше и быстрее. А если обучать читать про себя и целыми словами, то малыш сразу научится читать бегло, а фонематический слух разовьётся ещё быстрее, т.к. само мышление в целом у таких детей претерпевает интенсивное развитие.

Что говорят учителя начальных классов?

– Бога ради, развивайте вы своих детей хоть с пелёнок, хоть до пелёнок, хоть без пелёнок, но не учите их тому, что проходят в школе. Мы не отрицаем: общее развитие очень важно для успешного обучения, но зачем же до школы заниматься с ребёнком тем, что потом будет в школе?
Чтение (понимание письменной речи) — это функция человеческого мозга, как и слушание (понимание устной речи), но почему тогда чтение как учебный предмет существует, а слушание — нет?
Гораздо разумнее эти функции (понимание устной и письменной речи) развивать в раннем детстве, а не после семи лет.

Что говорят бабушки и дедушки?

– Мы не слышали ни о каком обучении с пелёнок. В наше время уже с четырнадцати лет работать начинали. Вот это раннее развитие! Не то что сейчас молодёжь: уши заткнут динамиками и сидят на родительской шее до тридцати лет.
У людей преклонного возраста ответы часто бывают «не в тему». Не стоит из-за этого на них обижаться.

Что говорят друзья и подруги?

– И зачем тебе это надо? Что? Заняться больше нечем? Помнишь, с нами учился (училась) …….? И где он (она) сейчас? Лучше запиши своего (свою) в какую-нибудь спортивную секцию или танцевальный кружок и не парься. Пойдёт в школу — там всему научат. Не глупее других будет!

Мы уже говорили о могучей силе традиций (см. первую главу). Но здесь ещё слышится нежелание осложнять свою жизнь какими-то занятиями с ребёнком и стремление переложить это бремя на школу. А если ребёнок всё же окажется «глупее других», то её же, школу, и обвинить.

– Чтобы я учил своего сына по вашему «букварю с пелёнок»?! — говорил с возмущением мне один молодой папа (сын наших старых знакомых). — Чтобы он стал таким же, как ваш Сашка? Да я о чём тогда буду с сыном разговаривать? Нет, уж лучше пусть будет как все!

Что ж! Каждый выбирает по себе.

Что говорит Закон РФ «Об образовании»?

Статья 18, п.1:
«Родители являются первыми педагогами. Они обязаны заложить основы физического, нравственного и интеллектуального развития личности ребёнка в раннем детском возрасте».
Отрадно сознавать, что уже на уровне Закона Российской Федерации родители признаются «первыми педагогами»! Мало того! «Они обязаны заложить основы <…>развития личности ребёнка в раннем детском возрасте»!!! И если родители не заложат эти самые основы, то, следует полагать, этим самым они нарушат Закон России «Об образовании».
Жаль, что в Законе не поясняется, до какой степени родители «обязаны заложить основы физического, нравственного и интеллектуального <…>в раннем детском возрасте».

Что говорит разум?

Не возьму на себя смелость сказать, дорогой читатель, что сейчас говорит Ваш разум. Хочется думать, что если уж Вы дочитали до этого места, то пополнили ряды наших единомышленников.
Если же этого не случилось и Вы готовы обрушить на меня весь свой гнев, то непременно сделайте это. Вот Вам одна из возможностей: зайдите на наш сайт www.umnitsa.ru и скажите всё, что обо мне думаете. Я буду несказанно рад любым замечаниям.
Может быть, я рассказал не о всех заблуждениях, и, благодаря Вашей активности, следующее издани этой книги выйдет под названием «11 заблуждений…», или «12…», или «15…»

В любом случае я буду рад получить Ваш отклик.

Наверх

 

    

    

Rambler's Top100

    

 


Warning: include_once(/home/host1269507/nwportal.ru/htdocs/deti/mnl/mainlink.php) [function.include-once]: failed to open stream: Нет такого файла или каталога in http://www.NWportal.ru/include/refs.inc on line 2

Warning: include_once() [function.include]: Failed opening '/home/host1269507/nwportal.ru/htdocs/deti/mnl/mainlink.php' for inclusion (include_path='.:/usr/local/php/php-5.3/lib/php') in http://www.NWportal.ru/include/refs.inc on line 2

Fatal error: Class 'MLClient' not found in http://www.NWportal.ru/include/refs.inc on line 4